Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Обещали, что если сдамся, то ограничатся штрафом». Кузьмич опять съездил в Беларусь, узнал об «уголовке» и выехал с большими сложностями
  2. Как давно появился белорусский язык и кто его ближайший «родственник»? Отвечаем на главные вопросы о нашем языке
  3. Чиновники готовятся нанести еще один удар по долларизации экономики. На этот раз — сокрушительный
  4. Боли «Баварии» и тренерская чехарда. Сыграны первые матчи 1/8 финала футбольной Лиги чемпионов — вот результаты
  5. Лукашенко озвучил «закрытую информацию» — мысли главы генштаба одной из стран-членов НАТО
  6. Силовики показали, кого и за что будут задерживать на избирательных участках во время выборов
  7. Почему Лукашенко не может вернуть людей в Беларусь через комиссию по возвращению? Рассуждает Артем Шрайбман
  8. ГУБОПиК пришел в представительство LG в Беларуси. Силовики назвали его «экстремистской суполкой»
  9. Глава Минздрава выступил с предложением, которое может усилить отток медиков и аукнуться другими проблемами. Эксперт — об этой инициативе
  10. Литва закроет еще два пограничных пункта на границе с Беларусью
  11. Мать Навального — Путину: «Я требую незамедлительно выдать тело Алексея, чтобы я могла его по-человечески похоронить»
  12. Силовики отслеживают людей по заказам в «Е-доставке»? Рассказываем, какие данные собирают такие сервисы и можно ли обезопасить себя
  13. «Ах, Вагнер, ах, Вагнер». Лукашенко упрекнул министра и офицеров, которые по телевизору восхваляли российских наемников
  14. Украинец и белоруска хотели вывести ребенка из белорусского гражданства. Власти нашли удивительный повод для отказа
  15. В колонии умер еще один политзаключенный. Игорю Леднику было 63 года
  16. ВСУ нанесли удар по полигону в Донецкой области. Российские военкоры сообщают о десятках погибших, Минобороны РФ — молчит (18+)
  17. «Кремль преждевременно заявил о захвате села Крынки в Херсонской области». Главное из сводок штабов


Министерство культуры России высказало готовность адресно посодействовать поиску белорусских культурных ценностей. Условие для этого — предъявление копии учетных документов, которые подтвердили бы, что предметы до Второй мировой войны принадлежали музеям БССР, пишет государственная газета «Культура».

Одна из книг библиотеки Хрептовичей, вернувшаяся в Беларусь. Фото: фонд «Щорсы и Хрептовичи»
Одна из книг библиотеки Хрептовичей, вернувшаяся в Беларусь. Фото: фонд «Щорсы и Хрептовичи»

Как отмечает издание, в последнее время (точные даты не приводятся) белорусы активизировали попытки вернуть свое наследие. Например, через МИД Беларуси было направлено восемь запросов в посольство РФ и один — в посольство Грузии.

Что касается результатов, то за 2023 год в Беларусь было возвращено 318 оригинальных культурных ценностей (для сравнения: за 2021 и 2022 год — 24 оригинала). Но из каких стран были возвращены ценности, не указывается. Например, упоминается, что в 2023-м родные художника Марка Шагала подарили 66 книг (в том числе с оригинальной графикой) музею Шагала в Витебске. Из Германии в Национальную библиотеку передали две книги из собрания Хрептовича. Жительница Санкт-Петербурга вернула в Гомельскую епархию 59 книг Иоанна Кормянского (Гашкевича), канонизированного РПЦ и т.п.

В теперешних условиях возвращение любой культурной ценности сродни чуду. Важнейшая причина этому — законодательство. Например, в России действует закон от 1998 года «О ценностях, перемещенных в РФ в результате Второй мировой войны и ее последствий». Согласно документу, подавляющее большинство этих предметов искусства теперь считаются культурным наследием России и не могут быть вывезены или переданы другим странам.

Процитируем важнейшие пункты закона:

Статья 6. Все перемещенные культурные ценности, ввезенные в Союз ССР в осуществление его права на компенсаторную реституцию и находящиеся на территории Российской Федерации, за исключениями, предусмотренными статьями 7 и 8 настоящего Федерального закона, являются достоянием Российской Федерации и находятся в федеральной собственности.

Статья 7. 1. Положения статьи 6 настоящего Федерального закона не затрагивают право собственности Республики Белоруссия, Латвийской Республики, Литовской Республики, Республики Молдова, Украины и Эстонской Республики на предметы культуры, которые могли оказаться в составе перемещенных культурных ценностей, но были разграблены и вывезены в период Второй мировой войны Германией и (или) ее военными союзниками не с территории РСФСР, а с территорий Белорусской ССР, Латвийской ССР, Литовской ССР, Молдавской ССР, Украинской ССР и Эстонской ССР и составляли национальное достояние указанных, а не других союзных республик, входивших в состав Союза ССР в границах на 1 февраля 1950 года.

2. Предметы культуры, указанные в пункте 1 настоящей статьи, могут быть переданы [этим республикам] <…> при их согласии обеспечить на основе принципа взаимности такой же подход к культурным ценностям Российской Федерации, перемещенным из бывших неприятельских государств в Союз ССР и находящимся на их территориях.

Статья 8. <…>. Под действие статей 6 и 7 настоящего Федерального закона не подпадают следующие перемещенные культурные ценности:

1) культурные ценности заинтересованных государств, насильственно изъятые и незаконно вывезенные с их территорий бывшими неприятельскими государствами;

2) культурные ценности, которые являлись собственностью религиозных организаций или частных благотворительных учреждений, использовались исключительно в религиозных или благотворительных целях и не служили интересам милитаризма (или) нацизма (фашизма);

3) культурные ценности, которые принадлежали лицам, лишенным этих ценностей в связи с их активной борьбой против нацизма (фашизма), в том числе в связи с их участием в национальном сопротивлении оккупационным режимам бывших неприятельских государств и коллаборационистским режимам, и (или) в связи с их расовой, религиозной или национальной принадлежностью.

Формально по этому документу белорусские ценности действительно можно попросить вернуть, но по факту сделать это практически невозможно. Причина в недостаточном количестве информации о хранящихся в России предметах, а также в самих формулировках российского закона. «Российский законодатель, предусмотрев возможность истребования, в том числе и Республикой Беларусь, своих культурных ценностей, в то же время закре­пил нормативные условия, сильно затрудняющие воплощение в жизнь данной возможности, видимо, в целях сохранения права собственности и максимальной защиты находящихся на его территории перемещенных культурных ценностей от законных претензий бывших советских республик», — считает юрист Эдуард Король.

Между тем, как отмечал в феврале 2020 года канал СТВ, «почти 90% того, что отдавалось [во время войны] в [советский] тыл на вроде бы временное хранение (и этому есть письменные доказательства), так на родину и не вернулось».